Задания ШЕРШЕ ля ФАМ — Скандинавия глазами разведчика: Ашхабад-1997

Алексей Никифоров, Оракул (761), 3 дня назад

У-у-у, как неладно! Ксюша, это не я, это не я, это сын! Я бы тоже мог, но горелка – это не я! Вот беда, чужие достоинства ненароком прикарманил. Ксюша! Да ты что? Во-первых, это элементарное подлое манипулирование! Конечно, рыбу ловят на ту приманку, на которую она клюёт и которая ей приятнее.

8 ОТВЕТОВ:
Всезнайка, Эксперт (522), 2 дня назад


Моя Твоя Не Понимай, Оракул (773), 1 день назад

Ах, ну да, конечно. Но только… — Елена опять помрачнела: — Опять ведь начнут: не положено, неприлично… А на остальных плевать. Скажи, что это новая стеллийская мода будущего сезона. Ты правда так думаешь? Елена вспыхнула, но тут же снова помрачнела. Серафима откашлялась и уселась поудобнее. Да рассказывать-то особо нечего, — начала она, стараясь, чтобы ее скромный вид казался по возможности искренним. Во-первых, Костей не знал, кто я на самом деле. Он думал, что я — Елена Прекрасная. Да-да, Змиулании было приказано похитить Елену, но она пожалела ее… гм… ну, вы поняли, кто кого пожалел… И похитила меня, а по дороге мне велела, чтобы я назвалась Еленой. Что сказать? «Я не Елена, верните меня домой»? Вернул бы он, как же. Послал бы Змею второй раз, а меня бы… Ну вот. И я решила — ладно. Ему нужна Самая Настоящая Царица? Сеньке в голову в последний момент и показалась просто блестящей. Так он ее получит! Это как это? — не понял царь Симеон. Взглянула на выпученные глаза и отвисшие челюсти слушателей, лукаво усмехнулась и добавила уже нормальным тоном: — Что вы так удивились? Меня тоже учили всему, что полагается знать царской дочери. И даже кое-чему сверх, чтобы «выбить дурь из головы». Я прекрасно знаю, как положено вести себя коронованным особам; просто мне это не нравится, что поделаешь. А тут вот постаралась — для, так сказать, женишка. Ну, слушайте дальше… Уже заполночь Симеон с Евфросиньей, отдуваясь и утирая слезы («Ох, не могу… Этикет Семьдесят Пятый, надо же… зеленый мундир с розовыми пуговицами… Ты иди, Вася, а мне нужно с Серафимой поговорить. Женщины, одно слово. Кто их поймет… Ты не думай, что я думаю, что ты…» Хотя я как раз-таки думаю. Но вдруг дело совсем в другом? Елена, однако, не спешила начинать разговор.


Оленька Бусаева, Продвинутый (97), сегодня

Марьяна, а какой мерой ты отличаешь небезразличных? Ксюша, я не сильна в теории. Но этот человек сознательно и планомерно утверждает в жизни самый бессовестный разврат. Поэтому он мне враг. И если ты когда-нибудь захочешь сойтись со мной ближе, будешь выбирать – я или он. Нельзя быть сразу и с нашими, и с вашими. Ты права, и я согласна, – сказала Ксюша. – Пожалуйста, проведи почётче линию, за которую мне в общении с тобой нельзя переступать. Конечно, кто ещё так умело поддержит в тебе иллюзию, что ты особенная и что ты носишь в себе удивительный потенциал преобразить и перевоспитать невоспитуемого Волчанского!.. Я ощущаю наше взаимодействие несколько иначе, – сдержанно произнесла Ксюша. – Но даже если бы было и так, что пользы судить человека – меня или его – судом нелюбви? Не сможешь, нет в тебе таких сил живительных. А когда бы были, так тогда бы ты и моей любви не тронула, потому что знала бы, какой ценой любовь, даже такая кривенькая да крохотная, как моя, душе человеческой даётся! Живое одной арифметикой не исчисляется. Если тебе твоё сердце говорит отвернуться от Павлуши или высказать ему свое негодование – так и поступай, и будешь права, и пожнёшь, что посеяла. Но за других тебе не решать. Надо дорастать до настоящих объединений. Со своей стороны я согласна дорастать до единства с тобой столько, сколько понадобится. И все равно, нездоровый это человек, – тихо сказала Марьяна. Все мы такие, каждый своей болезнью болен. Но настанет день, когда мы прозреем в красоту. И какое-то время они об этом своём высшем молчали, а потом упаковали гитару и спустились обратно по тропе. Павлуша выполз из своей щели, вскарабкался на площадку, отряхнулся. Он отмотал плёнку немного назад – до тех пор, пока там не было Ксюши, – и поснимал пару минут облака. Все права на воспроизведение авторских материалов принадлежат Екатерине Грачёвой. Цитирование приветствуется только при наличии гиперссылки на источник. Самовольная перепубликация не приветствуется, а преследуется по закону. Если вы хотите пригласить меня в какой-то проект, сделайте это легально.


Петя Ануфриев, Продвинутый (94), сегодня

Параджанова пытались освободить многие.


Маруся, Оракул (1811), сегодня

Обычные у меня способности, – ответила Ксюша. – Просто я внимательная. Сидишь под небом, и вдруг – здравствуйте, чья-то лапа, сладострастная какая-то… Я не знаю, где зеленый положить. Во время песни девушки из веток березы делают нечто подобное кольцу, целуются и приговаривают одновременно). Крепкой дружбою связаться. Затем все собирают венки свои и вешают их на самую высокую березу Затем образуют снова хоровод и поют песню «Во поле береза стояла). Выбирают Купайлу и Кипайленку, надевают им венки на голову и величают). Они первыми подходят к воде, омывают ею свое лицо, руки. То же приглашают сделать всех присутствующих). Купайленка бросает свой веночек, то же самое делают остальные девушки. Девушки тихо поют песню «Я вечор в лужках гуляла» или другую песню своей местности). Девушки гадают по венкам). А еще на Купала искали целебные травы. Их искали до зари — пока роса не высохла. Надо найти, двенадцать трав и первой — Иван-да-Марыю! А потом молчком, молчком добежать до дома, положить цветы в изголовье, сказать: «Иван-да-Марья, и все двенадцать трав, скажите: кто мне будет жених!» И, помолившись, быстро уснуть! И вот — кто приснится, за того и замуж выйдешь… Али за белого, али за черного, али за рыжего…


Владимир Займур, Продвинутый (33), сегодня

Павлуша про себя усмехнулся: удачно, однако! На ловца и зверь бежит… Вот как, так тебе про обоих есть что сказать? Видишь ли, эта дамочка столько всего наболтала – волосы дыбом, да и от Ивана я кое-что слышала, а тут вдруг ты – и с ним. Я не понимаю. А ты меньше слушай, – сухо сказала Ксюша. – И больше смотри. Что я тебе могу сказать про Волчанского? У него в обложке учебника всегда лежала картонка с надписью: «Посторонним вход воспрещён». А ниже ещё одна приписка: «Для непонятливых. Посторонний – это ты». Вот эту картонку он на все вопросы и показывал. И чаще всего этой дамочке.


Федор Вирин, Новичок (7), сегодня

Да, да, говори, я слушаю. Мороз по коже от твоих рассказов, но я слушаю. Хочешь знать, чем меня восхищает Павлуша? Ксюшиным «подопечным» он себя давно ощущал и относился к этому снисходительно: опекай, коли хочешь, от меня не убудет. Но объектом восхищения?.. И не потому, что у него самого такое настроение, а потому, что он умеет человека слушать, и слышать, и уважать его склад. Понимаешь, о чём я говорю? А мне, например, он пытался на свадьбу газовую горелку походную подарить, о которой я вообще-то давно мечтала.


Похожие вопросы:

Добавить комментарий